Реклама на сайте  

 
 
Document
 
 

Реклама на сайте  

 
 

Реклама на сайте  

 
 

Оборотная сторона картины была покрыта толстым слоем ныли и затянута паутиной. Когда убрали грязь, все явственно увидели надпись, указывающую чин и имя Кодзэя и дату.

Все были поражены.


Когда высокомудрый Догэн читал в храме Наранда на-ставления, он позабыл так называемые «восемь несчастий».

– Не помните ли вы их? – обратился он к присутствующим. Никто из его учеников вспомнить не мог. Тогда я выглянул из соседней комнаты и сказал: «Наверное, это то-то и то-то», чем вызвал всеобщее восхищение.

. Как-то мы с содзё Кэндзё пришли посмотреть цере-монию с наговорной водой. Содзё, не дожидаясь окон-чания церемонии, собрался домой, а содзу, пришедшего вместе с нами, нигде не было видно. Монахи, посланные его разыскивать, очень долго не возвращались, а потом вышли из храма и заявили:

– Очень уж много там монахов, и все одинаково одеты. Никак невозможно его отыскать.

– Какая жалость,- воскликнул Кэндзё и обратился ко мне,- поищите, пожалуйста, его вы!

Я вернулся в храм и сейчас же привел содзу.


В пятнадцатый день второй луны была ясная лунная ночь. Стало уже совсем поздно, когда я направился к Сэмбонскому храму. Войдя в него через черный ход, я расположился в стороне ото всех и, поглубже спрятав лицо в одежды, стал слушать чтение сутр. В это время от молящихся отделилась прекрасной наружности женщина. Она подсела ко мне и прислонилась к моим коленям.

«Если на меня перейдет аромат ее благовоний,- подумал я,- будет неловко»,- и тихонько отодвинулся.

Женщина снова придвинулась ко мне, тогда я встал.

Некоторое время спустя одна дама, давно служившая при дворе, говоря со мной о разных пустяках, между прочим, заметила:

– Тут о вас отзывались весьма пренебрежительно, будто вы совершенно бесстрастны. Есть один человек, который

невзлюбил вас за бесчувственность.

– Простите, я вас совсем не понимаю,- только и мог я ответить.

Обо всем я узнал позже. Оказывается, той ночью, когда я пришел послушать сутры, из особого помещения меня заприметил один знакомый. Он подослал ко мне сопровождавшую его жену, переодетую до неузнаваемости, и наказал ей:


– Если будет подходящий момент, попробуй заговорить с ним. Вернешься – расскажешь, как он себя вел. Это интересно,


CCXXX

Пятнадцатый день восьмой луны и тринадцатый день девятой луны соответствуют созвездию Овна. Небосклон тогда бывает чист и ясен, и поэтому ночь хороша для воспевания луны.


CCXXXI

Неуютно то место, где растут водоросли, что собирают рыбаки из бухты Синобу (Спрятавшейся); немало людей охраняют гору Курабу (Темную), но вместе с тем как много незабываемого в глубоких чувствах и проникновенных думах человека, чье сердце полно безрассудной решимости пойти туда!

Очень, должно быть, совестно заручаться согласием родителей и братьев девушки, чтобы навсегда взять ее в свой дом.

Стесненную в средствах женщину, которую в любом мужчине – в безобразном ли старом монахе, в грубом ли дикаре – влечет лишь его богатство и которая говорит, что, мол, «был бы поток увлекающий»,- сводник кому угодно представит прекрасной, поэтому не годится всту-пать в брак с тем, кого не знаешь и кому незнаком. Иначе вам не о чем будет перекинуться словом. Когда же вы станете говорить друг с другом о горестях прожитых лет или о непроходимых зарослях на склоне горы, беседе ва-шей не будет конца.

Но если все улаживают посторонние, вы неминуемо сталкиваетесь со множеством неприятного. Скажем, жена прекрасна собой, а муж и по происхождению ниже ее, и видом безобразен, и годами уже стар. Тогда он думает: «Ради такого страшилища обрекла она на погибель свою красу», а сам и жену начинает презирать и, оставшись с нею наедине, стыдится своего вида. Это очень прискорбно.

Человеку, который сам не испытывал, что значит недвижно стоять под луной, затянутой облаками, когда ночь благоухает цветением слив, или брести, сбивая росу, по равнине Августейшей Ограды при полной луне,- не стоит ввязываться ни в какие любовные дела.


CCXXXII

Полный месяц ни на один миг не остается круглым, он тут же идет на ущерб. Ненаблюдательный человек, пожа-луй, и не заметит, насколько изменились его очертания за ночь.

То же происходит и при тяжелой болезни: уже не оста-ется времени, чтобы пожить, близится смертный час!

Однако пока болезнь еще не опасна и не грозит вам смертью, вы привычно считаете, что жизнь неизменна, и думаете, что спокойно ступите на истинный Путь только после того, как многое успеете свершить в своей жизни, а между тем вас настигает болезнь, вы заглядываете в ворота смерти – и тогда вы не исполните уже ни одно из своих желаний.

Напрасно станете вы раскаиваться в нерадиво прожитых годах и лунах. У вас возникнет желание, как только ночь сменится днем, свершить и это деяние, и то, если на сей раз недуг отступит и сохранит вам жизнь. Но вам делается все хуже, и вы кончаетесь, метаясь без сознания. Видимо, только так оно и бывает. Именно это люди должны прежде всего и спешно вместить в сердце свое.

Если вы захотите обратиться к Учению на досуге, после того как исполните свои желания,- помните, что этому не суждено сбыться, так как предела желаниям нет. Что же можно сделать за нашу жизнь, подобную призраку?

Вообще, наши желания все суть пустомыслие.

Зная, что, как только в сердце западет желание, беспут-ное сердце лишь ввергнется в заблуждения, самое лучшее – ничего не делать для его исполнения. Когда вы обращаетесь к Учению, враз отбросив все дела прочь,- исчезают помехи, исчезают заботы, а дух и плоть надолго умиротворяются.


CCXXXIII

Неустанные заботы наши о том, что неблагоприятно и что благоприятно, проистекают лишь от отношения к труд-ностям и удовольствиям.

Все любят удовольствия и никогда не перестают искать их. Доставляет удовольствие, во-первых, слава. Слава бывает двоякого рода. Это – восхваление поступков и восхваление таланта. Во-вторых, доставляет удовольствие вожделение, в-третьих, чревоугодие. Со стремлением к этим трем удовольствиям не сравниться ни одно из тьмы желаний. Возникает это стремление от извращенного взгляда на жизнь и влечет за собой многие бедствия. Лучше всего не искать удовольствий.


CCXXXIV

Когда мне было восемь лет, я спросил отца:

– А кто такой Будда?

– Буддами становятся люди,- ответил отец.

– А как они становятся буддами?

– Благодаря учению Будды- ответил отец.

И снова я спрашиваю:

– А того Будду, который обучал будд, кто обучал?

– Он тоже стал Буддой благодаря учению прежнего Буд-ды,- опять ответил отец. Я снова спросил:

– А вот самый первый Будда, который начал всех обучать,- как он стал Буддой?

И тогда отец рассмеялся:

– Ну, этот либо с неба свалился, либо из земли выско-чил.

Потом отец потешался, рассказывая об этом всем:

– До того привяжется, что и ответить не можешь.



<< < 28 29 30

   

   
   
Document
   
© читать книги онлайн бесплатно и без регистрации
Document